schoolexpert@yandex.ru

Текст. Контекст. Интертекст

Текст (от латинского textus - ткань, сплетение) - одно из базовых понятий в лингвистике и литературоведении.

В языкознании текстом называют любое применение естественного языка называется текстом, будь то произведение художественной литературы или записка одноклассника. Текстом в широком смысле называют группу предложений (реже - одно предложение), которым свойственны связность и завершённость, то есть текст имеет начало и конец, и все элементы текста имеют смысловую связь. 

В литературоведении текстом (художественным текстом) называют речевую грань художественного произведения, один из компонентов его. Художественный текст обладает, помимо связности и завершённости, общественной значимостью, воспроизводимостью, наличием личностно-эмоциональной окрашенности. В культурологии термин "текст" понимается ещё более широко - как связный знаковый комплекс, и в этом смысле текстами называют и произведения изобразительного искусства, и музыку, и кинофильмы.  

Литературоведческий и культурологический подходы к тексту характеризуют текст как высказывание, которое неизбежно вступает в диалогические отношения с читателем или зрителем. 

Ещё одно важнейшее свойство текста - это его постоянство, стабильность, равенство самому себе. Любые трансформации, доработки, пародийные перелицовки, добавления или перемещения хотя бы одного элемента приводят к утрате текста, к его замене другим текстом. Достаточно вспомнить принципиальную разницу в текстах "Казнить, нельзя помиловать" и "Казнить нельзя, помиловать", где смысл коренным образом меняется в зависимости от места знака препинания.  

Художественный текст, составляющий литературное произведение, с одной стороны, замкнут в себе самом. Важнейшее качество художественного текста - его самодостаточность. С другой стороны, любой текст, а тем более художественный, разными гранями соприкасается  с внетекстовыми явлениями действительности. Эти явления и составляют контекстуальность, то есть включённость текста в различные внетекстовые явления. 

Контекст (от латинского contextus - связь), говоря упрощённо, это всё, что связано с данным текстом; это смысловое окружение текста. Всю совокупность явлений, связанных с данным текстом, называют контекстом. Знание контекста чрезвычайно важно для понимания текста. 

Нередко можно слышать, что то или иное произведение не понравилось какому-то читателю. Кто-то признаётся, что читал произведение, но ничего в нём не понял. Негативное отношение к произведениям зачастую связано как раз с незнанием, непониманием контекста. Собственно, изучение литературных произведений в школе - это в первую очередь восстановление контекста. Любое произведение связано как минимум с биографией автора, с исторической эпохой, с бытовыми реалиями и т.д. Например, без знания дворянского быта, обычаев, моральных устоев начала 19 века очень сложно понять роман Пушкина "Евгений Онегин" или поэму Гоголя "Мёртвые души". Без детального понимания быта и нравов 1930-х годов будет совершенно непонятной сатирическая направленность булгаковского романа "Мастер и Маргарита". 

Анализ художественного текста, как видим, неразрывно связан с привлечением контекстуальных данных, которые делятся на разновидности. 

Важнейшую роль играет исторический контекст. Как правило, школьный анализ предполагает обязательное включение идейного содержания произведения в эпоху его создания. Трудно представить себе читателя, который бы не знал, что Пушкин жил и творил в первой половине 19 века, в эпоху самодержавно-крепостнического строя, а произведения Шолохова определялись идеологией советской эпохи. И вне понимания историчской эпохи понять смысл большинства классических произведений трудно. 

В России литература в 19-20 веках обладала свойствами мощнейшего идейного оружия. Многие произведения вызывали сильный резонанс, бурное обсуждение. Под влиянием литературы менялось общественное сознание - достаточно вспомнить признание В.И. Ленина о том, что роман Чернышевского "Что делать?" его всего "перепахал".

В то же время следует помнить, что художественный текст не является иллюстрацией эпохи. Адекватное прочтение текста предполагает понимание основной идеи произведения, которая не всегда связана с историческим аспектом. Например, оптимизм и позитивные мотивы пушкинской любовной лирики нельзя объяснять тем, что поэт жил в эпоху общественного подъёма, так как лирика Пушкина в целом носит надвременно́й характер, проблематика большинства его стихотворений - вне времени. Точно так же неверным было бы объяснение пессимизма лермонтовской поэзии тем, что поэт творил в эпоху кризиса и разочарований, вызванных политикой Николая Первого. 

Обращение к историческим сведениям необходимо только тогда, когда без такого обращения непонятен текст в целом или его фрагмент. Например, следует представлять себе, как была устроена система крепостного хозяйства, в чём разница между барщиной и оброком, каким  было положение крестьянства и привычки дворян, если мы анализируем пушкинский роман в стихах. При анализе «Мёртвых душ» Гоголя необходимо знание того, как подавались ревизские сказки, почему помещикам оказалось выгодно избавиться от умерших крестьян, какую выгоду получал Чичиков от своих сомнительных сделок. При чтении поэзии Маяковского важно уметь расшифровывать политические намеки и т. п. При этом привлечение данных исторического контекста не заменяет аналитической работы над текстом, а является вспомогательным приёмом.

Учёт биографического контекста при анализе произведения может как помогать, так и мешать пониманию художественного текста. Следует помнить, что художественность стремится к максимальной обобщённости идей, мотивов и образов, и любая попытка привязать произведение к конкретным биографическим фактам приведёт к обеднению анализа. Да и в целом биографический контекст связан не только с жизнью писателя, но и с прототипами героев, с черновиками произведений, с историей изменения замысла произведения. 

Если опять-таки обратиться к произведениям Пушкина, то мы найдём яркие примеры разных последствий привязки текста к биографическому контексту. Если мы анализируем стихотворение "Няне", то, безусловно, нам важно знать о том, что связывало поэта и его няню Арину Родионовну. В то же время народность пушкинского мировоззрения связана не с тем, что он слушал сказки и песни няни, а с непосредственными наблюдениями поэта за народной жизнью. При анализе стихотворения "Я вас любил. Любовь ещё, быть может..." несущественен факт посвящения этого стихотворения конкретной женщине и знание о том, какие отношения связывали поэта с ней. Произведение Пушкина представляет собой обобщённый образ светлого и возвышенного чувства. 

К биографическому контексту имеет отношение такое явление в литературе, как аллюзия - намёк на реалии общественной жизни. Например, в первой главе романа "Евгений Онегин" Пушкин, упоминая Петербург, иронически замечает:

Там некогда гулял и я,

Но вреден север для меня.

В данном случае автор намекает на южную ссылку: известно, что первая глава романа была написана в Кишиневе. 

В целом следует помнить, что замысел произведения и конкретная реализация этого замысла часто расходятся. Конечный вариант произведения, как правило, богаче в смысловом отношении, чем замысел. 

Что касается литературного контекста, то его привлечение к анализу, по мнению литературоведа Андрея Борисовича Есина, практически никогда не приносит вреда. Особенно полезным оказывается сопоставление исследуемого произведения с другими произведениями того же автора, что позволяет выявить закономерности, присущие творчеству писателя в целом, его тяготение к определенной проблематике, своеобразие стиля и т. п.

Например, изучение творчества Пушкина во всём его объёме выявляет проблему, не сразу заметную в отдельных произведениях — проблему «самостоянья человека», его внутренней свободы, основанной на чувстве сопричастности извечным началам бытия, национальной традиции и мировой культуре. Сопоставление «Преступления и наказания» Достоевского с «Бесами» и «Братьями Карамазовыми» позволяет выявить типичную для Достоевского проблемную ситуацию «крови по совести».

Особенно важен литературный контекст для циклов эпических и лирических произведений. Например, в одиночку повесть "Выстрел" из пушкинского цикла "Повести Белкина" или стихотворение Блока "Снежное вино" из цикла "Снежная маска" «не смотрятся», их естественное восприятие — в сборнике, в собрании сочинений, когда отдельные художественные создания взаимно освещаются и дополняют друг друга.

Литературный контекст — естественный и ближайший для художественного произведения. Привлечение более широкого литературного контекста приводит к пониманию широких межтекстовых связей, то есть к категории интертекстуальности

Интертекст

Современный французский филолог Юлия Кристева ввела в 1967 году термин "интертекстуальность", так как любой текст, в сущности, является трансформацией других текстов, представляет собой ткань, сотканную из "лоскутов" других текстов. Эту идею подхватил литературовед Ролан Барт, отметивший, что "каждый текст является интертекстом". Цитирование чужих текстов может носить как осознанный, так и неосознанный характер. 

В широком смысле интертекстуальность - это общая совокупность всех  межтекстовых связей, в состав которых входят как бессознательное цитирование (например, использование в тексте устойчивых выражений, афоризмов, пословиц, широко известных высказываний), так и осознанные отсылки к предшествующим литературным текстам. 

Подобно тому как контекст использует аллюзии, интертекстуальность использует приём реминисценции (от латинского reminiscentia - воспоминание). Реминисценция в широком смысле представляет собой скрытую цитату, отсылку к образам и мотивам предшествующих текстов.

Один из самых известных случаев использования реминисценции - знаменитое стихотворение Пушкина "К***" ("Я помню чудное мгновенье..."): выражение "гений чистой красоты" впервые использовал В.А. Жуковский, и Пушкин в своём стихотворении, вписав эту фразу в новый смысловой контекст. Теперь выражение, придуманное Жуковским, в сознании большинства воспринимается как пушкинское.

В романе Лермонтова "Герой нашего времени" Печорин, рассуждая о привычке к смешиванию грузинского вина и лечебных вод, отмечает: "Нигде так много не пьют кахетинского вина и минеральной воды, как здесь. Но смешивать два эти ремесла есть тьма охотников — я не из их числа", то есть фактически приводит цитату из "Горя от ума". В свою очередь, Чацкий, произнося крылатую фразу "И дым Отечества нам сладок и приятен!", фактически цитирует поэта Г.Р. Державина.

Иногда реминисценция становится подобием литературно-критического выступления автора. Например, в романе "Бедные люди" Ф.М. Достоевский устами своего героя Макара Девушкина восторженно отзывается о "Станционном смотрителе" Пушкина и неодобрительно - о "Шинели" Гоголя. А если учесть, что Макар Девушкин - один из героев, принадлежащих к типу "маленького человека", его рассуждения обретают особый смысл, так как упомянутые произведения Пушкина и Гоголя тоже повествуют о судьбе "маленького человека". Интертекстуальные связи в данном случае позволяют расширить представление о герое Достоевского. В самой повести Пушкина "Станционный смотритель" имеются явные отсылки к библейской притче о блудном сыне. И маленький человек Самсон Вырин, ожидающий возвращения своей "блудной дочери", в этом интертексте вырастает до трагической фигуры героя, утратившего надежду: в отличие от библейского отца, Вырин дочери так и не дождётся, Дуня застанет уже только могилу отца. 

Чаще всего интертекстуальные связи обозначаются с крупнейшими и известнейшими произведениями мировой или национальной литературы. Особенно много отсылок к "Божественной комедии" Данте, к "Дон Кихоту" Сервантеса", к трагедиям Шекспира (например, название очерка Лескова "Леди Макбет Мценского уезда" прямо обозначает связь с шекспировской героиней из трагедии "Макбет"), к романам Л.Н. Толстого. В русской литературе чаще всего скрыто цитируют Пушкина. Например, у Иосифа Бродского в цикле "Двадцать сонетов к Марии Стюарт" есть стихотворение, в котором резко трансформируются известные строки Пушкина:

Я вас любил. Любовь ещё (возможно,

что просто боль) сверлит мои мозги.

Всё разлетелось к чёрту на куски.

Я застрелиться пробовал, но сложно

с оружием. <...>

Я вас любил так сильно, безнадежно,

как дай вам  Бог другими - но не даст!

В рассказе Владимира Набокова "Облако, озеро, башня" герой, читая Тютчева, обнаруживает искажённую цитату "Мысль изречённая есть ложь": "Мы слизь. Речённая есть ложь". 

Присутствие интертекста в творчестве писателей 19-20 веков стало своеобразной нормой и знаменует невозможность изолированности художественного текста от тем и образов предшествующих авторов.