schoolexpert@yandex.ru
М. Осмоловский, И. Осмоловская

Русский футуризм

                                                                                  дыр бул щыл
                                                                                  убещур
                                                                                  скум
                                                                                  вы со бу
                                                                                  рлэз 
                                                                                                                           А.Е.Кручёных                                                                                   

 

Русский футуризм первоначально возник как школа в живописи, а своё название получил от латинского futurum – будущее. С началом русского литературного футуризма связывают возникновение в 1909 году группы художников и поэтов «Гилея» («Будетляне»).

Если истоки символизма были связаны с французской литературой, то исток русского футуризма - это итальянская авангардистская поэзия начала 20 века, связанная с именем Филиппо Маринетти. Именно в его манифесте, опубликованном в феврале 1909 года, впервые появилось слово «футуризм». В своем манифесте Маринетти писал: «Нет шедевров без агрессивности... Мы хотим прославить войну – единственную гигиену мира, разрушить музеи, библиотеки». Маринетти призывал разрушить синтаксис, отменить знаки препинания, отказаться от того, чтобы быть понятым. Свой манифест он заканчивал так: «Будем смело творить «безобразное» в литературе... Надо ежедневно плевать на Алтарь искусства».

В русском литературном футуризме обозначились три течения: эгофутуризм и кубофутуризм, отдельное явление составила футуристическая группа "Центрифуга".

Группу эгофутуристов, в которую вошли поэты Константин Олимпов, Иван Игнатьев и Георгий Иванов, возглавлял Игорь Северянин (1887-1941; настоящая фамилия -  Лотарёв). Творчество эгофутуристов было скорее плохим подражанием акмеизму, поэтому эгофутуризм оказался течением бесплодным. Быстро набравший популярность Северянин вскоре отделился от возглавляемой им группы, издал несколько сборников: "Громокипящий кубок", "Ананасы в шампанском", "Златолира", "Поэзоантракт", "Поэзоконцерт". Его выступления принесли ему огромную славу и беспрецедентное поклонение со стороны публики, особенно женской. Рафинированность ощущений, мелодичность, напевность стихов, демонстративное себялюбие - вот характерные черты эгофутуристической поэзии. 

Кубофутуризм воспринял некоторые идеи итальянского футуризма, но отказался от чрезмерной агрессивности. В русском футуризме было скорее бунтарское начало, нежели агрессивное.

В группу кубофутуристов «Гилея» вошли основатель кубофутуризма Давид Бурлюк, поэты Велимир Хлебников, Алексей Кручёных, Василий Каменский, Владимир Маяковский, Елена Гуро. Они выступили со сборниками «Садок судей» (1910), «Пощёчина общественному вкусу» (1912), «Дохлая луна» (1913). В предисловии к сборнику «Пощёчина общественному вкусу», которое подписали Бурлюк, Кручёных, Маяковский и Хлебников, говорилось: «Прошлое тесно. Академия и Пушкин непонятнее гиероглифов. Бросить Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. с Парохода Современности. Кто не забудет своей первой любви, не узнает последней». Это был бунт против всех поэтических норм и традиций в искусстве. Свою задачу футуристы видели не только в том, чтобы поразить воображение читателя, но и передать общую атмосферу современной жизни с её убыстряющимися темпами.

С сайта www.ruskerealie.zcu.cz

  Для эстетики кубофутуризма было характерно:

  1. Отрицание гармонии.
  2. Деэстетизация творчества: художественные приёмы (сравнения, эпитеты, гиперболы и т.д.) призваны были не усиливать красоту и образность, а наоборот, профанировать её: "Улица провалилась, как нос сифилитика. Река - сладострастье, растёкшееся в слюни..." (В.В. Маяковский, "А всё-таки"); 
  3. Преобладание формы над содержанием: форма слова, ритмика и мелодика текста важнее его смысла.
  4. Словотворчество: попытка заменить традиционный язык «заумным языком»*, многочисленные неологизмы (слова, созданные автором): «крылышкуя», «лебедиво», «зинзивер», «времирей», «смеянствуют», "любёночек". Преуспели в этом направлении Велимир Хлебников ("Бобэоби пелись губы...", "Заклятие смехом") и Алексей Кручёных ("дыр бул щыл..."). Чтобы найти новый смысл в слове, футуристы разлагали слово:  n : х ; в то же время языковые эксперименты позволяли обнаруживать неисчерпаемое богатство русского языка - см., например, стихотворение Хлебникова "Заклятие смехом" **.
  5. Антигуманный характер творчества: искусство футуристов было направлено не к человеку, а от него. 

Деформируя действительность, футуристы стремились подчеркнуть дисгармонию мира. Однако энергия разрушения привела к тому, что искусство футуризма стало носить античеловеческий характер. Слишком радикальные высказывания футуристов отпугивали широкого читателя, а «заумный язык», который они изобретали, так и не стал языком будущего. Футуристы хотели пройти от нуля к бесконечности, но прошли обратный путь, потому что человек без прошлого напоминает бабочку-однодневку, родившуюся на заре и умирающую к вечеру.

С 1913 по 1917 годы существовала группа поэтов "Центрифуга", составившая третье, последнее течение в русском футуризме. Яркими представителями этого течения были начинающие поэты Борис Пастернак и Николай Асеев. В центре внимания поэтов "Центрифуги" было не само слово, а нестандатные синтаксические и ритмические структуры. 

В 1917 году русский футуризм тихо скончался, не оставив наследника.

Из поэтов, связанных с футуризмом, в "большой литературе" остались только В.В. Маяковский и Б.Л. Пастернак. 

    * Заумь, или заумный язык - это попытка не уничтожить язык, а наоборот, максимально его семантизировать. Велимир Хлебников предполагал, что создание заумного языка позволит разложить язык на элементы и создать "что-то вроде закона Менделеева". Заумь исходила из двух предпосылок: 1) "первая согласная слова управляет всем словом, приказывает остальным"; 2) слова, начинающиеся с одной и той же согласной, объединяются каким-то общим понятием. Например, слова, начинающиеся с Ч, по мнению Хлебникова, обозначают "одно тело в оболочке другого": чашка, чан, череп, чулок. Хлебников верил, что заумный язык сможет стать языком будущего и объединит всех людей. 

    ** Велимир Хлебников. Заклятие смехом

    О, рассмейтесь, смехачи!
    О, засмейтесь, смехачи!
    Что смеются смехами, что смеянствуют смеяльно,
    О, засмейтесь усмеяльно!
    О, рассмешищ надсмеяльных - смех усмейных смехачей!
    О, иссмейся рассмеяльно, смех надсмейных смеячей!
    Смейево, смейево!
    Усмей, осмей, смешики, смешики!
    Смеюнчики, смеюнчики.
    О, рассмейтесь, смехачи!
    О, засмейтесь, смехачи!