schoolexpert@yandex.ru
М. Осмоловский, И. Осмоловская

Акмеизм

На смену символизма идет новое направление... Слава предков обязывает, а символизм был достойным отцом.
Н.С.Гумилёв
 

 

К началу 1910-х гг. символизм переживает кризис, так как ничего нового символисты создать уже не могут. В 1909 году закрываются журналы «Золотое руно» и «Весы». С 1910 года как единое направление символизм уже не существует, но как художественный метод он остаётся в творчестве А. Белого и А. Блока. Роман Белого «Петербург»(1916) и поэма Блока «Двенадцать»(1918) подвели итог эпохе символизма. Попытка В. Иванова обосновать символизм как существующее целостное направление оказывается безуспешной (доклад «Заветы символизма»).

 

 Николай Степанович Гумилёв

Осенью 1911 года Николай Степанович Гумилёв, начинавший как поэт-символист, создаёт кружок «Цех поэтов», объединив в нем таких начинающих поэтов, как Сергей Митрофанович Городецкий, Анна Андреевна Ахматова, Осип Эмильевич Мандельштам, Владимир Иванович Нарбут и Михаил Александрович Зенкевич.

Создавая новое литературное направление, Гумилёв призывал взять из символизма все лучшее. В 1912 году на одном из заседаний «Цеха поэтов» его участники назвали себя «акмеистами» (производное от греческого acme – цвет, цветущая пора, высшая степень чего-либо), а официально о создании акмеизма было заявлено 11 февраля 1912 года. Также акмеисты именовали себя «адамистами», связывая с библейским Адамом свои представления о мужественно твёрдом и ясном взгляде на жизнь («у акмеистов роза опять стала хороша сама по себе, своими лепестками, запахом и цветом, а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь ещё»). С. Городецкий так объяснил это в стихотворении «Адам»:

Просторен мир и многозвучен,
И многоцветней радуг он,
И вот Адаму мир поручен,
Изобретателю имен.

Назвать, узнать, сорвать покровы
И праздных тайн, и ветхой мглы –
Вот первый подвиг. Подвиг новый –
Живой земле пропеть хвалы.

Трибуной акмеистов стал журнал «Аполлон», где были опубликованы декларации акмеистов.

Целостным направлением акмеизм не стал. Под его флагом выступили многие поэты, которые так и не выработали ни единого стиля, ни единого мировоззрения, и уже через несколько лет акмеизм себя исчерпал. Тем не менее, можно выделить характерные для поэзии акмеизма черты:

1. приятие земного мира в его зримой конкретности, отказ от ухода в «иные» миры («ожили камни и металлы, отовсюду хлынули звери, радостно засверкал мир, избавившись от символистских туманов»);

2. эстетическое восприятие природы, культуры, мироздания и мира вещей;

3. мысль о равноправии всего сущего;

4. поэтическое слово не многозначно, а имеет четкий смысл: n = n;

5. обращение к минувшим культурным эпохам (например, у Мандельштама – античность: стихотворение «Бессонница. Гомер. Тугие паруса...»; у Гумилёва – экзотические страны: стихотворение «Жираф»).

В отличие от символистов, которые стремились познать тайный смысл бытия, акмеисты утверждали, что действительность непознаваема, мир следует принимать «во всей совокупности красот и безобразий». В статье «Наследие символизма и акмеизм» Н.С. Гумилёв заметил: «Акмеистом труднее быть, чем символистом, как труднее построить собор, чем башню».