schoolexpert@yandex.ru

Шарль Бодлер и французские поэты-символисты

Задания по циклу стихотворений "Цветы Зла"  

Так, Поэт, ты паришь под грозой, в урагане,
Недоступный для стрел, непокорный судьбе,
Но ходить по земле среди свиста и брани
Исполинские крылья мешают тебе.
Шарль Бодлер

 

Вся жизнь французского поэта, считающегося предтечей символистов, представляла собой цепь страданий, и это наложило особый отпечаток на творчество поэта. Современник Бодлера Э. Крепе так отзывался о нем: «Какая душераздирающая тоска в тёмных глазах, какой в них упорный вызов! Поистине это лик отверженного, принявшего на себя все грехи этого мира». Затравленный, запрещаемый, умерший в нищете и забвении, Бодлер сегодня воспринимается как признанный классик не только французской, но и мировой литературы. Поэт, описавший пороки и уродства общества во всех их проявлениях, воспел «цветы зла» в надежде, что из них прорастут цветы добра и человечности.

Потерявший в раннем детстве отца и столкнувшийся с унизительными взаимоотношениями с матерью и отчимом, пристрастившийся к наркотикам и заразившийся сифилисом Бодлер вопреки воле родителей решил стать писателем. Первые пробы пера состоялись на журнальной ниве (критические статьи о живописи Давида и Делакруа), а в 1843-1844 гг. в журнале «Артист» начинающий поэт публикует первые стихотворения, основной тезис которых: «Ад или Рай – все едино!». Основным образом ранней лирики стал Сатана, с которым Бодлер связывал свои надежды, обманутые Богом. Большое влияние на раннее творчество французского поэта оказала лирика Э. По, ставшая эстетическим ориентиром и образцом для подражания, а также годичное путешествие в Индию, чьи тропические пейзажи, запахи и звуки послужили основой для красочных экзотических картин в лирике Бодлера.

С 1857 по 1867 гг. поэт работает над стихотворениями в прозе, впоследствии составившими цикл «Парижский сплин», однако главным трудом всей жизни Бодлера стала скандально известная книга стихов «Цветы зла».

 

«Цветы зла»

 

В эту жестокую книгу я вложил всю мою мысль и сердце, всю мою нежность и ненависть, всю мою религию.
Шарль Бодлер

 

Приступая к работе над сборником, Бодлер намеревался ограничиться небольшой книжкой, которую задумал ещё в юности, но по мере написания стихов план расширялся. В результате книга стала масштабнее, а её тональность резко обострилась. Первоначально Бодлер предполагал дать этому сборнику вызывающее название «Лесбиянки», но критика его не пропустила, и поэт в качестве варианта использует название «Лимб» (первый круг ада), т.к. планирует написать книгу из 100 стихотворений по аналогии с «Божественной комедией» Данте. В окончательном варианте сборник благодаря писателю Ипполиту Бабу получил название «Цветы зла» (дословно «Болезненные цветы»). Сам Бодлер считал такое название наиболее точным  и грозным «портретом эпохи»: «Я хотел слепить из гнили жизни корзиночку цветов». Цветы и зло, несовместимые в природе, соединились у Бодлера в причудливом сплетении реальных и фантастических образов, вследствие чего гневные интонации, тоска и горечь перемежались с несбыточными мечтами и надеждами. Цель книги – извлечь красоту из зла, несмотря на то, что стихи поэта полны отвращения ко злу. По мнению Бодлера, в человеке борются два начала, и человек мечется между добром и злом, но поэт не осуждает человека за это, а наоборот, сочувствует ему, так сам является таким: «Лицемерный читатель, мой брат, мой двойник». Бодлер считает, что зло, несомненно, существует, но это существование доказывает и наличие добра. Зло – это физическое начало, которое творится само по себе, в то время как добро – это усилие над собой, соблюдение правил и принципов.

Поэт разделил сборник на несколько циклов:

Сплин и идеал»

Парижские картины»

Вино»

Цветы зла»

Мятеж»

Смерть»

Центральными понятиями книги стали Сплин и Идеал. Сплин – это меланхолия, отчаяние, страдания, причиняемые злом, мировая скорбь, тоска по исчезнувшей красоте, а Идеал – это поэзия, которая противостоит пошлости мира:

Как по канве, по дням бессилья и позора,

Наш дух растлением до сей поры объят!

Одной из основных тем сборника стала печальная и трагическая участь поэта на земле, что нашло отражение в стихотворении «Альбатрос». На пути к достижению идеала у поэта множество преград. Это и характер искусства нового времени, и необходимость ради заработка продавать свой талант, и внутренняя опустошённость, разочарованность жизнью.

Но что ж Поэт? Он твёрд. Он силою прозренья

Уже свой видит трон близ Бога самого.

В нем, точно молнии, сверкают озаренья,

Глумливый смех толпы скрывая от него.

 

В результате у больной Музы родятся болезненные цветы.

О муза бедная! В рассветной, тусклой мгле

В твоих зрачках кишат полночные виденья;

Безгласность ужаса, безумий дуновенья

Свой след означили на мертвенном челе.

 

Особое место среди философской, нравственной и социальной тематики занимает любовная. Первые циклы любовной лирики посвящены возлюбленной поэта Жанне Дюваль, «чёрной Венере»:

Кто изваял тебя из темноты ночной,

Какой туземный Фауст, исчадие саванны?

Ты пахнешь мускусом и табаком Гаваны,

Полуночи дитя, мой идол роковой.

 

Такая любовь тягостна, она разрывает грудь поэта, она  похожа на наркотическую зависимость, которая заставляет «сгорать дотла в аду твоих простынь». Бодлер далёк от того, чтобы воспевать идиллию любви, наоборот, он выносит приговор и себе, и своей возлюбленной:

Чтоб темный замысел могла вершить Природа

Тобою, женщина, позор людского рода, -

Тобой, животное! - над гением глумясь.

Величье низкое, божественная грязь!

 

В тему любви у Бодлера вплетается и тема смерти, что вызывало многочисленные нарекания критиков. Так, в стихотворении «Падаль» поэт говорит о бренности всего, что нас окружает, в том числе и о бренности идеала, который люди называют женской красотой:

Но вспомните: и вы, заразу источая,

Вы трупом ляжете гнилым,

Вы, солнце глаз моих, звезда моя живая,

Вы, лучезарный серафим.

 

Второй раздел любовной лирики относится к периоду увлечения поэтом мадам Сабатье, «белой мадонне», которая воспринималась Бодлером как идеал, светлый кумир, божество:

О, ангел счастия, и радости, и света!

Бальзама нежных ласк и пламени ланит

Я не прошу у вас, как зябнущий Давид...

Но, если можете, молитесь за поэта

Вы, ангел счастия, и радости, и света!

 

Такая любовь становится для поэта островом отрады, способным спасти красоту. Такая любовь возвышает, пробуждает духовные устремления.

После выхода сборника Бодлер был признан виновным в оскорблении общественной морали, в «наводнении печати нечистотами беспутства», а поэтический стиль был назван «грубым и оскорбляющим стыдливость реализмом». Книга была запрещена, а сам Бодлер был приговорен к огромному штрафу и вынужден был убрать из сборника шесть наиболее «непристойных» стихотворений («Лесбос», «Проклятые женщины», «Лета», «Слишком веселой», «Украшения», «Метаморфозы вампира»), однако на его защиту встали такие литераторы, как Флобер и Гюго.Это придавало Бодлеру сил, но весьма повлияло на здоровье поэта. Лишь в 1949 году был отменён запрет на публикацию книги, серьёзно повлиявшей на творчество французских поэтов-символистов (Артюра РембоПоля Верлена и Стефана Малларме).