schoolexpert@yandex.ru

Литературная иерархия

Когда мужик не Блюхера
И не милорда глупого —
Белинского и Гоголя
С базара понесёт?
Николай Некрасов

 

Один из наиболее спорных вопросов литературоведения - разграничение "высокой" и "низкой" литературы. Художественные произведения могут выполнять своё высокое предназначение, а могут быть банальным коммерческим продуктом, феноменом массовой культуры. Тем не менее, в литературоведении накоплен определённый опыт выстраивания литературной иерархии.

К "высокой" литературе относят классику - произведения, обладающие подлинной художественностью, масштабностью и новизной. Произведение признаётся классическим, как правило, не сразу после своего появления, а только после проверки временем. Кумиры своего времени - ещё не классики. Говорить о том, что кому-либо из современных писателей уготована судьба классика, можно лишь предположительно. Литературовед Валентин Хализев отмечает, что, например, в 19 веке наряду с талантами Гоголя, Достоевского и Толстого высоко оценивался литературный дар таких авторов, как Нестор Кукольник или Семён Надсон, однако со временем одни имена становятся известны всему миру, а другие знакомы лишь узкому кругу специалистов. 

Литературой "низкой", или массовой, или паралитературой называют популярные произведения, рассчитанные на невзыскательного читателя, мало приобщённого к художественной культуре, то есть не имеющего представления о том, что такое хороший литературный язык, что такое качественно выстроенный сюжет и т.д. Характеры персонажей и сюжеты массовой литературы, как правило, схематичны и нередко предсказуемы, а язык далёк от художественности и выверенного стилистического единства. Отсутствие художественности компенсируется динамичным сюжетом, обилием невероятных событий, а герой, чей облик лишён подлинного психологизма, наделяется суперспособностями. Чтобы убедить наивного читателя в реальности событий, используются достоверные подробности: реальные географические точки, детальные описания известных зданий, точные маршруты передвижения. В. Хализев в "Теории литературы" иллюстрирует понятие массовой литературы примером популярнейшей в своё время повести Матвея Комарова "Английский милорд".

Литературный «низ» русского XIX в. нетрудно представить, хотя бы в самых общих чертах познакомившись со знаменитой, много раз переиздавшейся с 1782 по 1918 г. повестью о милорде Георге, исполненной весьма примитивной сентиментальности, банальных мелодраматических эффектов и одновременно грубовато просторечной. Приведём цитату, в комментариях не нуждающуюся: «Королева начала неутешно плакать, рвать на себе платье и волосы, бегая по своим покоям, как изумленная Бахусова нимфа, хотящая лишить себя жизни; девицы её держат, ничего не смея промолвить, а она кричит: «Ах! Несчастная Мусульмина, что я над собою сделала и как могла упустить из рук такого злодея, который повсюду будет поносить честь мою! Почто я такому жестокосердому обманщику, прельстясь на его прекрасную рожу, открылась в любви моей?»... Выговоря сие, схватя кинжал, хотела заколоться; но девицы, отнявши оный и взяв её без всякого чувства, отнесли в спальню и положили на постелю».

Наряду с "высокой" и "низкой" литературой, выделяется такое серединное звено литературной иерархии, как беллетристика. Это литературные произведения, не относящиеся к классике, не обладающие оригинальностью и высокой художественностью, но имеющие некие неоспоримые достоинства, что позволяет им находить мощный отклик у современников.

Судьба произведений беллетристики складывается по-разному. Например, в 19 веке были очень популярны произведения Михаила Загоскина и Дмитрия Григоровича, однако спустя десятилетия имена этих писателей оказались почти забыты. В начале 20 века мощно прозвучали и даже долгое время изучались в школе романы Николая Островского "Как закалялась сталь" и Александра Фадеева "Разгром", но впоследствии значение этих произведений было признано преувеличенным.

В то же время произведения Александра Дюма, отнюдь не являясь шедевами словесности, любимы широким кругом читателей и регулярно переиздаются уже около двух столетий. Иногда произведения, поначалу воспринимаемые как развлекательное чтение, со временем переходят в разряд классики - достаточно назвать имена писателей-фантастов Герберьа Уэллса, Станислава Лема, братьев Стругацких. Таким образом, беллетристика как «срединная» сфера литературного творчества тесно соприкасается как с «верхом», так и с «низом» литературы. В наибольшей мере это относится к таким жанрам, как авантюрный роман и роман исторический, детектив и научная фантастика.

Отдельное явление в литературе представляет эпигонство - подражательство, нетворческое подражание известным образцам, варьирование хорошо известных сюжетов и мотивов. Успех повести Н.М. Карамзина "Бедная Лиза" поспособствовал появлению десятка похожих произведений. Точно так же можно говорить о многочисленных попытках подражать поэзии Некрасова или Блока. При этом эпигонство не следует путать с преемственностью литературных традиций: преемственность предполагает творческую самостоятельность, отсутствие подражания, наличие у писателя собственных идей и художественных форм. 

Использованы материалы сайта studopedia.ru