schoolexpert@yandex.ru

Слово о полку Игореве

«Слово о плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова» - таково полное название самого известного произведения древнерусской литературы. «Слово о полку Игореве» – одно из величайших произведений древнерусской литературы. Оно было написано неизвестным автором в 1187 году и посвящено неудачному походу Новгород-Северского князя Игоря Святославича на половцев, состоявшемуся в апреле-мае 1185 года. Это произведение было написано в период феодальной раздробленности Киевской Руси, распад которой на отдельные княжества начался вскоре после смерти Ярослава Мудрого. Именно ослабленность древнерусского государства послужила причиной опустошительных набегов кочевых племён на Русь в 12 веке, а в 13-м – ещё и причиной монголо-татарского нашествия и последовавшего за ним почти трёхсотлетнего ига.

Обложка первого издания "Слова о полку Игореве" (1800)
История открытия. «Слово о полку Игореве», как и большинство произведений древнерусской литературы, было неизвестным вплоть до конца восемнадцатого века. В 1795 году собиратель русской старины граф А.И. Мусин-Пушкин случайно обнаружил рукопись «Слова…» в Спасо-Преображенском монастыре города Ярославля. Выкупив рукопись, граф составил несколько копий «Слова…», в том числе для императрицы Екатерины Второй, и на собственные средства издал это произведение в 1800 году под названием «Ироическая песнь о походе на половцовъ удельнаго князя Новагорода-Северскаго Игоря Святославича, писанная стариннымъ русскимъ языкомъ въ исходе XII столетiя, съ переложенiемъ на употребляемое ныне наречiе». Над рукописью пришлось потрудиться лучшим учёным того времени Малиновскому и Бантышу-Каменскому, т.к. произведение было написано сплошным текстом, без разделения слов, и содержало много непонятных фраз.

Алексей Иванович Мусин-Пушкин
Научные споры вокруг «Слова…». В 1812 году, во время наполеоновского нашествия и знаменитого московского пожара, рукопись Мусина-Пушкина была утрачена, что породило слухи о неподлинности «Слова о полку Игореве». Русский учёный 19 века Каченовский, а также французские лингвисты Луи Леже (в 19 веке) и Андре Мазон (в 20 веке) даже предприняли попытку научно доказать, что «Слово о полку Игореве» – это подделка 18 века, написанная на основе древнерусских летописей. В частности, Мазон был уверен в том, что благодаря подделке "Слова" Екатерине удалось "доказать" право России на присоединённые в 1783 году Крым и Новороссию (в произведении упоминается Тьмутаракань - нынешняя Тамань). Одна из последних попыток доказать неподлинность "Слова о полку Игореве" была предпринята в 1963 году историком А.А. Зиминым, однако в процессе обсуждения его концепция нашла немного сторонников. 

Подобные предположения были системно и убедительно опровергнуты в 20 веке российскими и зарубежными учёными: Р.О. Якобсоном, Д.С. Лихачёвым, Ю.М. Лотманом, В.П Адриановой-Перетц, К. Менгесом, Р. Нахтигалом, М. Фасмером, А. Стендер-Петерсеном, Л. Теньером, а в начале 21 века - А.А. Зализняком. В частности, было доказано, что исторические события, упоминаемые в произведении, описаны в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, а цитаты из «Слова о полку Игореве» встречаются в «Псковском Апостоле» (1307) и в поэме «Задонщина», написанной в 15 веке и опубликованной в 1852 году. Кроме того, таким основательным знанием древнерусского языка 12 века в то время едва ли кто мог похвастаться.

А.С. Пушкин о подлинности "Слова о полку Игореве": «Подлинность же самой песни доказывается духом древности, под который невозможно подделаться. Кто из наших писателей в XVIII веке мог иметь на то довольно таланта? Карамзин? но Карамзин не поэт. Державин? но Державин не знал и русского языка, не только языка „Песни о полку Игореве“. Прочие не имели все вместе столько поэзии, сколько находится оной в плаче Ярославны, в описании битвы и бегства. Кому пришло бы в голову взять в предмет песни тёмный поход неизвестного князя? Кто с таким искусством мог затмить некоторые места из своей песни словами, открытыми впоследствии в старых летописях или отысканными в других славянских наречиях, где ещё сохранились они во всей свежести употребления? Это предполагало бы знание всех наречий славянских. Положим, он ими бы и обладал, неужто таковая смесь естественна?»

Роман Осипович Якобсон, российский и американский филолог: «Несмотря на отчаянные попытки учёного <Мазона>, неумолим вывод: с одной стороны, „Слово“ не содержит ни единого элемента, невероятного (или по крайней мере подозрительного) для произведения, созданного в XII веке и переписанного в XVI, а с другой стороны, этот текст содержит большое количество черт, которых не следовало бы ожидать от более позднего текста и которых, что важнее всего, образованные люди XVIII века знать не могли. Выводы, к которым приходит критик „Слова“, основываются на анализе, демонстрирующем серьезный недостаток знаний как языка и литературы Древней Руси, так и славянских народных традиций и мифологии. Знакомство не только с текстами, но часто даже с элементарными учебниками и справочниками оставляет желать лучшего <...> Его книга, датированная, к сожалению, 1940 годом, резко диссонирует с современными работами медиевистов, так что эта анахроничная критическая атака предстает в красноречивом одиночестве».

Андрей Анатольевич Зализняк, академик РАН, доктор филологических наук: «Желающие верить в то, что где-то в глубочайшей тайне существуют научные гении, в немыслимое число раз превосходящие известных нам людей, опередившие в своих научных открытиях все остальное человечество на век или два и при этом пожелавшие вечной абсолютной безвестности для себя и для всех своих открытий, могут продолжать верить в свою романтическую идею. Опровергнуть эту идею с математической непреложностью невозможно: вероятность того, что она верна, не равна строгому нулю, она всего лишь исчезающе мала. Но, несомненно, следует расстаться с версией о том, что „Слово о полку Игореве“ могло быть подделано в XVIII веке кем-то из обыкновенных людей, не обладавших этими сверхчеловеческими свойствами».

Борис Александрович Рыбаков
Вызывал споры и вопрос об авторстве произведения. Высказывались версии относительно того, что авторами произведения могли быть сам князь Игорь, его сын Владимир, супруга князя Ярославна, один из половцев, а также называли книжника Тимофея, певца Мигусу, Рагуила Добрынича и др. Однако подобные гипотезы практически ничем не подкреплялись. Наиболее системную и убедительную версию выдвинул советский учёный Борис Рыбаков, предположивший, что автором «Слова о полку Игореве» мог быть киевский боярин 12 века Пётр Бориславич. Однако к единому мнению учёные не пришли по сей день, поэтому принято считать, что автор «Слова…» неизвестен.

Ефросинья Ярославна
Жанровые и стилистические особенности. «Слово о полку Игореве» сочетает жанровые признаки слова и воинской повести. Автор не только повествует о событиях 1185 года, но и размышляет о них. Рассказ о походе Игоря постоянно перебивается историческими экскурсами (воспоминаниями о героическом прошлом Руси), прямой речью («золотое слово» Святослава, плач Ярославны), обращением автора к князьям. Общий для древнерусской литературы стиль монументального историзма проявился и в «Слове…»: действие разворачивается на огромном пространстве, автор смотрит на Русь словно с высоты птичьего полёта, а конкретные поступки героев показаны на фоне всей русской истории. Использовал автор и фольклорные элементы: народные эпитеты, гиперболы, жанр плача, олицетворение сил природы.

Обращение князя Игоря к войску

Сюжет произведения. Во вступлении к «Слову…» автор, обращаясь к братьям-читателям, сообщает, что повесть его охватывает события почти двух столетий – «от старого Владимира до нынешнего Игоря», т.е. от князя Владимира, крестившего Русь в десятом веке, до князя Игоря, жившего в конце века двенадцатого. Тем не менее, основу произведения составляет рассказ о неудавшемся походе Новгород-Северского князя Игоря Святославича и брата его князя Курского Всеволода в половецкую степь с 23 апреля по 10 мая 1185 года. Кочевые племена половцев, пользуясь феодальной раздробленностью Руси в 12 веке, часто совершали опустошительные набеги на русские княжества. Поэтому князь Игорь принял решение отомстить кочевникам и для этого собрал своё войско. Поход начался в конце апреля 1185 года, но в «Слове…» мы впервые видим Игоря 1 мая 1185 года, в день солнечного затмения. В то время затмение расценивалось как дурное предзнаменование, предвещавшее беду. Однако Игорь полон решимости идти в поход, для чего и обращается к войску со словами «Лучше убитым быть, чем пленённым быть». Войско Игоря, внезапно напав на половцев, одержало победу в первой битве, но во время второй битвы Игорь был пленён. Чувствуя беду, жена Игоря Ярославна обращается к природным силам – ветру, Днепру и Солнцу – с просьбой помочь её мужу, и природа как будто откликается на её плач: Игорю удаётся бежать из половецкого плена.
Поход Игоря имел печальные последствия для Руси: князь не только не одержал победу над дикими кочевниками, но и открыл дорогу врагам к Чернигову. Автор объясняет неудачи удельных князей их разобщённостью, разъединённостью, и вспоминает славные походы прошлого, когда Киеская Русь была сильным единым государством. Идейный стержень произведения – призыв русских князей к единению.

Задания по "Слову о полку Игореве"